i

А что такое «совок»?

Госплан при Сталине работал хорошо

Собственно, что такое «совок»? Не чем был плох или хорош, а что это такое вообще? Поскольку каждый из нас норовит понимать это по своему — общего мнения хорошо/плохо не получается. Да и слава богу — единость во мнениях никогда ни к чему хорошему не приводила.

Социализм, который мы видели в исполнении Советского Союза — отнюдь не некий абсолют Добра или Зла с большой буквы. Было там много плохого, но и хорошего немало.

Китаю вон хватило ума аж три института научных создать, которые спокойно, без суеты выясняют причины распада СССР. Что к этому привело, какими были ошибки, а что надо считать успехом — без криков, без выплесков в СМИ, дабы создать ажиотаж.

Восток — дело тонкое, мы на его фоне на Привоз лучших его времен похожи: кричим, суетимся, руками машем, с пеной у рта что-то друг другу доказываем…

Мне кажется, что причина наших бесконечных споров — в том, что мы охотнее всего рассматриваем то, что когда-то называлось «общественными отношениями». Однопартийная система, единая идеология, однообразие СМИ и прочие проблемы КПСС с ВЛКСМ.

Тема, конечно, благодатная — можем спорить еще лет сто. Стоит ли только время на это тратить?

Пан Председатель тут днями поднял тему — а что ж такое случилось с Грецией? Вроде как у них там вполне себе рыночный капитализм, а дело идет то ли к дефолту, то ли к согласию с долгами, с которыми и правнуки ныне живущих греков черта с два рассчитаются.

Пан Председатель, Всемилостивый и Справедливый, прав и на этот раз: дело не в только в идеологии, но и в том, как то или иное государство управляется с экономикой и ее развитием.

Вот давайте попробуем подумать именно с этой точки зрения, не заморачиваясь на капитализм/социализм.

Берем самый успешный отрезок истории СССР — время сталинской экономики. Ах, да — вопли про ГУЛАГ и рабский труд — это не ко мне, ибо вклад з/к в сталиномику был равен 3%.

Что мы там видим? Три уклада в экономике: государственный сектор, колхозный и частно-кустарный, хотя величина последнего и стремилась к нулю. И, разумеется — его величество План. Но, если для госсектора план был абсолютом, то для колхозов — вовсе нет. Рассчитайся с МТС, с агрономами, за посевной материал, отдай четко оговоренную долю на госзаготовки, а с прочим поступай, как тебе вздумается.

Несправедливо? Хм… А школы-больницы-асфальт-электричество по селам — за просто так, что ли? Голодали по колхозам? Было дело. Но и самолеты-танки в Великую Отечественную товарищи колхозники на свои покупали армии дарили.В общем-то, отнюдь не каждый бизнесмен становится миллионером, не так ли?

Госплан при Сталине работал хорошо — результаты индустриализации и темпы восстановления послевоенного известны. А после Сталина — пошел в разнос. Причина? Да не самый большой секрет. Кто составлял планы первых пятилеток-то, собственно говоря? Не партийные же бонзы того времени, в самом-то деле.

Там, среди настоящих авторов — имена, о которых хорошо помнит наука экономика, причем отнюдь не только советская, поскольку люди эти работали еще при «проклятом царизме». Николай Кондратьев и его Конъюктруный институт, Людмила Ковальская, Николай Четвериков, Евгений Слуцкий, Михаил Игнатьев, Прянишников, Винтер, Железнов, Конюс, Евгений Преображенский, Григорий Фельдман, Александр Чаянов, Иван Жиркович…

Серьезнейшая публика, работавшая и при составлении НЭПа, они обеспечили сбалансированный переход экономики страны к пятилеткам.

Судьбы, конечно, у каждого из них сложились очень по- разному, но, так или иначе — первые пятилетние планы составляли профессиональные экономисты царской школы в кооперации с новой «научной порослью», которую они же и воспитывали. «Зубры» погибали в годы репрессий, уходили из экономики в годы войны, но методология планирования была создана и пятилетки были исключительно успешны.

А брежневский СССР на экономическую науку, простите за резкость, клал с прибором. Нобелевский лауреат Леонид Канторович с Виктором Новожиловым разработал знаменитую СОФЭ (систему оптимального функционирования экономики) и пробили создание ЦЭМИ (центрально-экономический институт при АН СССР), а толку?

Геронтократы «не заметили» их работ — дабы не напрягаться, «потому чо и так нормально все».

Хрущев разгромил сталинские артели, национализировав весь их капитал и деньги на счетах, в 10 раз уменьшил размеры приусадебных участков колхозников, разогнал всю систему МТС, передав технику в колхозы. Я уж не знаю, что имели в виду авторы термина «волюнтаризм», характеризуя именно так период правления Хрущева, но одна из главных ошибок незабвенного Никиты Сергеича — при нем ушло на тридцать третий план искусство планирования развития экономики.

Если при Сталине, к примеру, строили знаменитый ДнепроГЭС, то рядом с таким поставщиком электроэнергии возникал промышленный Донбасс. Дороги, шахты, заводы, фабрики, города — все это было «примотано» к проекту возведения плотины самым тщательным образом.

А если при Хрущеве попадал вожжа под хвост и он орал с трибуны «Поднимем целину!!!», то после этого могучего клича ресурсы в Черноземье и в Нечерноземье просто переставали поступать, да еще и люди в степи Казахстана уезжали.

Результат — пустые полки в магазинах, зерно из-за границы и расстрел рабочей (!) демонстрации армейскими частями.

Провалы в планировании, которые раз за разом стали допускать в СССР, «расслабило» Запад: только теперь экономисты стали вспоминать о том, что такое проектное планирование.

О нем благополучно не вспоминали ни братья-греки, беря кредиты, ни ЕК, эти кредиты выдававшая. «Дадим дешевые кредиты, если вы закроете свое судостроение!» «Давайте, да побольше, бо ну его на фиг, то судостроение!!!»

А включить не компьютер, а приличную ЭВМ и посчитать, насколько должен вырасти поток туристов, чтобы компенсировать закрытие целой отрасли производства никто и не пробовал. «Невидимая рука рынка сама все отрегулирует»? Результаты этой «регулировки» мы и наблюдаем…

Рынок — наше все? Щаз! Рост цивилизации — это рост энергетических ресурсов, если отбросить всю шелуху всевозможных -измов.

И какой такой рынок, если речь идет о «крови» экономики — энергетике? «В этом году чей-то нефть подорожала, вот и не будем мы ее покупать, пока цена не опустится» — так, что ли? Мали решила, что стала исключительно суверенным государством и пытается национализировать месторождения урана — давайте закроем АЭС во Франции? Абсурд.

Где энергетика есть — там рынка практически нет. Понятия не имею, какой тут -изм, но практика такова, другой нету. Кому не лениво — поищите, какая форма собственности у нефтяных и газовых компаний в государствах, где есть месторождения нефти и газа. Они все — государственные, если не считать США, но Штаты в этом вопросе — отдельная тема.

Можно раскидываться теориями сколько угодно, но никуда от итогов работ Леонида Канторовича деться не получится.

Напомню, за что ему в 1975 дали Нобелевскую премию: «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов». Напомню, что уже много лет программисты и ЭВМ не боятся абелевой алгебры и линейного программирования.

Войны войнами, кризисы кризисами, но вариантов исхода — всего два.

1) переход к системе оптимального функционирования экономики и оптимального распределения ресурсов

или

2) переход к ядерной зиме.

Маркса можно вычеркнуть из обихода, старательно удивляясь предсказанным им кризисам капиталистической системы, а вот правило Хабберта обойти еще никому и никогда не удавалось. Никакие биржи, никакая глобализация не способны отменить необходимость возвращаться к работам Канторовича, к пониманию важности проектного планирования.

Иначе — Греция будет только «цветочком» и мы, пережившие развал одного Союза, станем свидетелями развала второго…

Борис Марцинкевич

tumblr_inline_n5q5ssbRLk1qet7um