Оригинал взят у в Новая Страна. Кто будет строить? Часть 1

Люди устали от мышиной возни, от необходимости постоянного заработка. Нет великих целей, грандиозных планов и свершений. Есть только завтрашний день, похожий на сегодняшний или хуже. Но большие идеи рождаются среди людей идейных, с огнем в сердце.
Кто такие эти люди?

Мы обсуждаем с моей командой.

— Иван Иванович как-то сказал, что во время коммунизма были такие идейные люди, и их было довольно много. Но они же не с неба свалились – были идейные вдохновители. Это очень важно, чтобы людей зажигали. А если сейчас посмотреть на нынешнее поколение, то встает вопрос: почему идейных людей нет? Я думаю они есть, но они просто… как бы непробужденные. И я знаю много людей, которые в тайне мечтают, но явно не подозревают, что можно жить по-другому, что можно жить без денег. Я думаю, найдется довольно много людей, кто пойдет за грандиозной и красивой идеей.

— Ага, и первое, что отличает человека новой формации – он хочет жить не ради денег и выживания, а ради того, чтобы строить что-то грандиозное. Как раньше ехали БАМ строить, например.

— Мне кажется, что наших людей по-любому не должна устраивать нынешняя система организации жизни. Они хотят из нее выйти и уже ищут пути, уже находят оригинальные решения. У этих людей должен быть опыт исканий, способность мечтать о большем, даже склонность к Мечте что ли…К мечте об общем благе.

— Однозначно согласна! Я тоже думала о том, каким же будет основополагающий критерий, по которому мы будем понимать: берем – не берем, наш – не наш. И вот сегодня сидела я на берегу моря и подумала, что наши люди это те, у которых внутри есть очень четкая жилка, которая, знаете…бьется потребностью в чем-то по-настоящему важном. Но эти люди, скорее всего, это важное найти не могут. И этот постоянно бьющийся вопрос, постоянная неудовлетворенность звучит в человеке особой мелодией. Такие нам нужны. Потому что особенность нашей корпоративной культуры заключается в том, что мы будет давать людям, сотрудникам ощущение дома. Они будут словно «вщелкиваться» в нашу культуру.

— И наоборот, те люди, которые не будут вщелкиваться, быстро станут чужеродными и уйдут. Потому что, когда все материальные проблемы у человека будут решены, то, что его будет держать, что будет заставлять его работать? Я хочу, чтобы это была любовь к делу. Чтобы это была какая-то неуспокоенность, неудовлетворенность, чтобы он работал не за деньги. Я знаю людей, которые действуют, работают, трудятся из любви. И это не обязательно какие-то старые люди или заядлые коммунисты, есть и молодежь, которая действует из любви, делает что-то. Люди способные полюбить, влюбиться в эту идею, идти с ней, способны сражаться за нее, отстаивать ее. Это важные критерии.
Я хочу, чтобы внутри корпорации вообще не было денег. Помните, нам с вами понравилась организация гугл-офиса? Там все для людей. Сотруднику не надо думать о многих бытовых вещах, все делается для того, чтобы он работал. И работал с жаром, увлеченно.

— Я согласна с вами про ощущение дома и про то, что уже есть много людей, для которых волонтерство – привычный формат. Люди готовы выкладываться ради идеи. Люди ищут свою команду, потому что понимают, что в одиночку никак.

— Многие люди живут и тихо так грустят, что у них вроде все есть: и семья, и дети, и деньги, и машина, и дом, а чего-то не хватает. Им важно оставить после себя что-то значимое. Что-то что изменило их и мир.

— Чего же люди хотят изменить? Что значат эти изменения? Лев Николаевич Толстой сказал, что все хотят изменить мир, но никто не хочет начать с себя.

— Чаще всего мы хотим изменить отношения. Например, есть классная контора, у конторы классное дело или миссия, у людей даже есть мечта. А в отношениях постоянное сопротивление друг другу. И силы уходят на преодоление сопротивления, а не на строительство. Это беда. И идти вместе к мечте уже не получается. Так что, изменение мира обычно касается какого-то ближайшего окружения.

— Еще замечал, что часто люди, говоря «хочу изменить что-то в своей жизни», имеет в виду «приобрести более комфортные условия для себя» – как материальные, так и психологические. Получается, та же самая идеология потребления. Но есть все таки другие люди, в которых есть тяга к совершенству. Им важна красота. И своей страстью, своим отношением к делу они заражают других. Мне кажется, что такое стремление к красоте, к совершенствованию всего, что ты делаешь — одно из определяющих критериев поиска и отбора сотрудников.

— У меня был знакомый, и я у него как-то спросила:»А кем ты хочешь стать после окончания института?». Он говорит: «Ну, там сначала менеджером, потом топ-менеджером»…потом топ-топ-менеджером…(смеется). Говорю: «Ну хорошо, а если бы тебе не надо было зарабатывать деньги?». Он говорит: «Как это?». Я говорю: «Ну хорошо представь, что денег нет в мире, но ты живой, тебе еще умирать рано, что бы ты делал?»
Он такой завис, знаете, у него был сбой программы какой-то…Матрица зависла (смеется) и говорит: «Нууу я бы начал вырезать из дерева что-то, открыл бы свою мастерскую, для людей строгал бы что-то из дерева, и вот так служил бы людям».

Говорю: — О, живой!

— Да, живые нам нужны…

Продолжение обсуждения следует…

Реклама